16+
Закалённый временем военным

10 мая 2018

С каждым годом необратимо уходят те, кто был свидетелем страшных событий Великой Отечественной войны. Отголоски того времени до сих пор живы в памяти людей, чье детство было опалено лихолетьем.

Спустя много лет ветеран геологии Иван Яковлевич Гиря в одном из своих интервью корреспонденту «СЛ» рассказал о тяготах и лишениях военного времени, которые ему и его семье пришлось пережить. Но несмотря на столь суровые условия, возможно, именно это закалило в нем сильную личность, человека труда и непоколебимого борца за справедливость. Заслуженный геолог современности родился в Николаевской области в районном центре Казанка в семье простых крестьян. Отец работал на комбайне, убирал хлеб, а мама вместе с бабушкой воспитывала сыновей Ваню и Колю.

«Когда началась война, моего отца в армию призвали не сразу, нужно было кому-то оставаться страну кормить, - вспоминает Иван Яковлевич. - Но спустя всего несколько месяцев поступила команда, чтобы трактористы и комбайнеры всего района подготовили хлебоуборочную технику к перебазировке на восток страны. Выдвинувшись в дорогу, но не доезжая до Кривого Рога, машинисты заметили, что им навстречу движется враг, поэтому решение было принято незамедлительно: сбросить всю технику в овраг, а самим вернуться домой».

Иван Яковлевич Гиря

Люди продолжали работать в колхозе, пока в райцентре не появились первые карательные отряды, состоявшие, увы, в основном из соотечественников. Жителей начали сгонять на работы в Германию и в лагеря.

«Я до сих пор не могу вычеркнуть из воспоминаний детства один страшный эпизод, который явно отражает весь ужас, происходивший в нашем селе, - рассказывает ветеран, и, чуть заметно нахмурив брови, поясняет. - В тот день стоял жуткий холод. По дороге к железнодорожной станции, вязнув босыми ногами в осенней грязи, с грудным ребенком на руках шла женщина. Она громко плакала и крепко прижимала младенца к груди, а рядом шли еще двое ребятишек и держались за края ее длинной юбки. А возле матери и детей ехал на лошади каратель и глухими ударами хлыста по спине женщины подгонял всю семью идти быстрее».

Забрали и Якова Гирю в Германию. Та же участь ждала и остальных членов семьи, но им удалось спастись благодаря военному врачу (австрийцу), который временно остановился на постой у них во дворе вместе со своей переводчицей. На двери дома сделали меловую надпись: «Здесь живет немецкий офицер. Калмыкам (именно из них состоял отряд карателей) вход запрещен!». Так семья смогла избежать участи других жителей села.

«Как выяснилось позже, отца отправили в германский город Бремен. Там он работал на заводе по изготовлению запчастей для подводных лодок до тех пор, пока его вместе с другими заключенными не освободили англичане. Он вернулся домой, но ненадолго», - говорит ветеран.

В Министерстве госбезопастности посчитали нужным разобраться чем именно занимался заключенный в тылу врага. И на шесть лет отправили мужчину в спецпоселение в Горьковскую область на лесозаготовки. Через полтора месяца Анисье Яковлевне пришло письмо от мужа о том, что он устроился, живет в лесу в землянке, охраны нет, а главное - разрешили приезжать семьям. Всё бы ничего, но в 1946 году в Николаевской области начался страшный голод, лишь чудом бабушке Секлете, маме Анисье, и двум сыновьям удалось выжить. В это самое время и произошло становление характера юного Ивана Гири, которому пришлось взять на себя ответственность за жизнь и здоровье родных людей.

«От голода мы стали пухнуть. Мама кормила нас лебедой, которую желудки вообще не воспринимали. Несколько раз нас выручала соседка. Она приносила трехлитровые банки рыбьего жира и наказывала матери поить им детей по две чайные ложки в сутки. Так мы пережили зиму, а летом стало немного проще», - вспоминает годы нелегкого детства мужчина.

В школе сына репрессированного отца кормить отказались, хотя остальным каждый день выдавали горячие завтраки - тарелку чечевичного супа и маленький кусочек хлеба.

Красные Баки, 1948 год, второй

слева Иван Гиря

«Какой смысл был тогда ходить в школу? Ждать, когда умрет кто-нибудь из моей семьи? Поэтому я вместе с другом, у которого отец был тоже репрессированный, ходил ловить в поле сусликов, - озорно улыбаясь, рассказывает Гиря и продолжает делиться навыками выживания в послевоенное время. - В конторе «Заготживсырья» мы брали напрокат капканы. Вот расставим их у норок, а сами в холодок полежать часа на два пойдем. Потом шкурку снимем с нашей добычи и в контору сдадим в обмен на муку, а мясо домой жарить несем. Признаться честно, я бы и сейчас не отказался кусочек съесть. Вкуснотища невероятная!»

Так благодаря юношеской смекалке их семьям удалось выжить в первый послевоенный год и не сломаться от настигшей несправедливости. Лишь в сентябре 1947 года семья Гири переехала к отцу в Горьковскую область. Там Иван Яковлевич закончил девятый класс с серебряной медалью и принял решение поступать в Москву в нефтяной институт.

Секлета и Яков Коваленко -

бабушка и дедушка 

Ивана Гири. Дореволюционное фото,

г.Екатеринославль

«Мои учителя разом за головы схватились: «Ты в своем уме?! Опозоришься! Из деревни в столицу собрался! Где это видано!» - кричали они, но я никого не слушал, а делал так, как считал нужным», - с улыбкой и легкой гордостью рассказывает Иван Яковлевич.

И он был полностью прав. В доказательство всем сдал вступительные экзамены на «отлично». А через пять лет перед молодым, полным сил и амбициозных идей Иваном Гирей с красным дипломом в руках настежь распахнулись двери в новую жизнь, и он оказался на пороге новых открытий и легендарных свершений.

Автор: Анастасия Атакишиева

Фото: архив Ивана Яковлевича Гири

При использовании материалов ссылка или гиперссылка на сайт mysl.info (электронная версия газеты "Северный луч") обязательна. 

Чтобы писать комментарии, пожалуйста авторизируйтесь
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *