16+
«Верхне-Пуровский»: с районом по пути

10 апреля 2019

Путь его не был гладким: нелегкое становление, непростые решения, небывалый взлет, болезненное падение и снова взлет. В его прошлом - история края. В его будущем - грядущее Ямала. Старейшему предприятию района совхозу «Верхне-Пуровский» - 85.

Истоки


 Год 1934. Стелется над рекой туман. Тлеет табак в трубке. Позади дневные заботы, но нет покоя старому рыбаку. Роятся в голове мысли, кружат, как назойливые комары: «Непонятной стала жизнь. Раньше что выловил, себе оставил, родственникам раздал, соседей угостил. А теперь как надо? Говорят, сдавать надо. Факторию для этого придумали. Говорят, за это чай дают, сахар, табак, деньги. Ну, чай-сахар - это понятно, это нужно. А деньги я куда здесь тратить буду? Слово-то какое мудреное - фактория».


Вот что интересно. Совхоз «Верхне-Пуровский» всегда был наиболее заметным предприятием района. Однако изначальная его история расплывчата, сложна и противоречива. В разных источниках приводятся разные факты. Соединив их, мы постарались нарисовать общую картину с названием «Откуда есть пошел совхоз».

Река истории предприятия имеет три истока.

Первый исток датируется 1934 годом, когда в районе организовали Верхне-Пуровскую разъездную факторию. Вскоре, в 1936-1937 годах, в Тарко-Сале появилась группа единоличных хозяйств, работающих по уставу рыболовецких артелей. Позднее, а точнее в 1937 году, факторию и артели объединили в колхоз «Имени 8 Марта».

Второй исток - появление в 1939 году простейшего производственного товарищества «Камчику Кандепо», а в 1940-м - «Яле-Эпн». В 1943 году их объединили в колхоз «Имени И.В. Сталина».

Ну и, наконец, третий и основной. В 1935 году выходит Приказ «О разукрупнении Березовского оленьсовхоза». Всё имущество и штат работников перешли в Мужевский оленсовхоз. Как показало время, решение это было спорным, поскольку очень скоро выяснилось, что в Шурышкарском районе, где и базировался совхоз, недостаточно оленьих пастбищ. Впервые заговорили о том, что оленей необходимо перегнать в Пуровскую тундру еще в конце 1940 года. Но случилась война и стало не до таких глобальных мероприятий.

Время нового, большого


Год 1945. «Да, не видать теперь спокойной жизни. Ее и раньше-то не было, а теперь и вовсе». Новый директор совхоза Александр Канев трет уставшие, красные от недосыпа глаза. Последние несколько дней на узле связи он мало что не ночует: Салехард постоянно требует отчета. Еще бы, большое дело окружные власти начали. Шутка ли, огромное оленье стадо в район перегнать, да не из соседней деревни, а из самих Шурышкар.


Итак, в 1945 году Ямало-Ненецкий окружной исполком принял решение о переезде резиденции Мужевского совхоза и принадлежащих ему стад оленей на более богатые свободные пастбища Пуровского района. Новое предприятие, с землями в верхнем течении Пура, не мудрствуя лукаво, назвали оленеводческим совхозом «Верхне-Пуровский».

Кстати, в том же году были восстановлены льготы для граждан, работающих на Крайнем Севере. Поэтому неудивительно, что дела у хозяйства пошли в гору. В 1952 году была образована молочно-товарная ферма, обеспечивавшая свежим молочком Тарко-Сале.

В 1957 году руководство совхоза приняло решение о развитии нового направления - разведении песца. Пушнину государству предприятие сдавало и до этого момента, однако зверя добывали по старинке, охотой, и никакой специализации у работников не было - охотники одновременно были и рыбаками, и оленеводами. Следовательно, больших экономических выгод такой способ добычи не приносил. Именно поэтому и решили пушное дело поставить на производственные рельсы. Специально для прокорма песцов выделили небольшое стадо оленей, а рыбу привозили от бригад, что вели лов неподалеку от Тарко-Сале.

А осенью 1961 года произошло окончательное формирование «Верхне-Пуровского» в сегодняшнем его виде - в состав хозяйства вошли колхозы «Имени 8 Марта» и «Имени И.В. Сталина». Поголовье животных и количество бригад увеличилось в два раза.

Кисы: не обувь - произведение искусства

Град образующий


 Год 1962. Обычно строгого начальника Новомира Патрикеева сегодня можно не бояться. Только утром по совхозу разнеслась радостная весть: Вологодский пушно-меховой комбинат признал качество верхне-пуровских шкурок и согласился принять партию. А ведь сколько было разговоров: зачем за такое трудное дело взялись, кому ваши песцы нужны? Разводили бы оленей и дальше, рыбу ловили, а с этой зверофермой одни убытки. Ну, пусть теперь помолчат…


В следующие два десятилетия совхоз был самым крупным, как сейчас говорят, градообразующим предприятием Тарко-Сале. Неуклонно наращивались объемы продукции: молока, мяса, пушнины, рыбы и дикоросов. Благодаря экономическим успехам вырос тракторный парк, организован лесоучасток и открыта пилорама, заработала газовая котельная, построены холодильники, гаражи, склады. У предприятия даже появился свой речной флот. В это сложно поверить, но в то время совхоз был единственной организацией в Тарко-Сале, имевшей производственную базу. Районные власти часто обращались в «Верхне-Пуровский» по вопросам оказания помощи учреждениям поселка. Кроме снабжения мясом, рыбой и молоком, совхоз выделял лошадей для подвоза дров и воды к школе-интернату и районной больнице, оказывал поддержку и геологам, выделял оленьи упряжки для доставки на месторождения района, снабжал мясом и рыбой. Хозяйство имело свою бригаду, которая строила не только производственные объекты для совхоза, но и жилье для населения поселка.

Вверх и вниз


 Год 1982. Раннее утро. Активный и всегда на позитиве директор Николай Бабин в очередной раз обходит усадьбу совхоза. Подходит к одному работнику: «Исправил, что я говорил?» Здоровается со вторым: «Матери-то пишешь? Молодец!» Заговаривает с третьим. Он совсем недавно приехал, вызвали для работы на котельной. «Заявление на квартиру написал? Через пару месяцев дом достроим, заселишься».


1980-е годы совхоз встретил на пике. Устроиться сюда считалось большой удачей. Молодые специалисты переезжали из «общаг» в новое отдельное жилье буквально через полгода работы на предприятии. Проводились социалистические соревнования. Как следствие, показатели неуклонно стремились вверх.

Однако с середины десятилетия, когда в стране начались перестроечные реформы, ситуация изменилась. Экономические преобразования далеко не лучшим образом сказались на устоявшейся за долгие годы системе агропромышленного комплекса. Производительность падала. Не последнюю негативную роль в этом процессе сыграли последствия бурного освоения северных земель нефтегазовым комплексом. Несоблюдение экологических требований со стороны добывающих предприятий привело к сокращению оленьих пастбищ, увеличению падежа животных. В девяностые коллектив совхоза вошел безрадостно - стоял вопрос, ни много ни мало, о дальнейшем существовании хозяйства.

"Верхне-Пуровский" начинался с рыбодобычи

По новому пути


 Год 1993. Развалился Союз. В новом государстве новые законы. Одно за другим закрываются предприятия. «И как нам теперь работать? Продукция стране не нужна. Денег нет. Что теперь, избушку на клюшку? А люди куда пойдут?» Такие нерадостные вопросы одолевали руководителя «Верхне-Пуровского» Надира Гаджиева, два года назад вставшего у руля совхоза.


Реалии времени требовали от руководства совхоза новых решений и путей развития предприятия. В 1994 году совхоз был переименован в товарищество с ограниченной ответственностью, что позволило предприятию самому решать многие вопросы. Как показало время, шаг был правильным. И когда многие сворачивали свою деятельность, «Верхне-Пуровский» не просто выживал, но и развивался. Значительно окрепла производственная база совхоза, произведена замена старого оборудования, механизирован труд звероводов. В хозяйстве стала вестись племенная работа, завезены серебристо-черные лисы, голубые и вуалевые песцы, а на молочно-товарной ферме помимо коров стали выращивать свиней и коз. Для переработки продукции были созданы пушно-меховая мастерская и колбасный цех. В эти годы безвременья предприятие умудрялось не только держаться на плаву, но и содержать коммунальные и жилые объекты, вести строительство.

Отказаться, чтобы жить


 Год 1999. Очередная планерка. В кабинете начальника напряжение такое плотное, хоть ножом его режь. «Дома, котельная - всё это мы больше не потянем. Понимаю, отказываться от всего, что наработано, тяжело. Но нам что, престиж важен. Нет, для нас главное: сохранить производство. Время теперь другое, пора меняться. Или не выживем», - убеждает коллег директор. Убеждает их, а кажется, самого себя уговаривает.


В 1999 году предприятие снова изменило форму собственности - стало сельскохозяйственным производственным кооперативом. В новых рыночных условиях, чтобы сохранить традиционные отрасли, совхозу надо было перейти на единый сельскохозяйственный налог. Чтобы получить эту льготу, необходимо было вывести из баланса хозяйства часть объектов и дома. Котельная передана профильной организации, жилье и электросети -  муниципалитету, пекарня и магазин сданы в аренду работающим там специалистам. Стоит отметить, что проведенные в хозяйстве реформы не привели к сокращению рабочих мест, а сэкономленные средства пошли на повышение зарплаты и развитие производства. На рыбацких участках построены холодильники, установлено оборудование шоковой заморозки.

Совхозная пушнина - бренд района и Ямала

Сберегая главное


 Год 2014. Дотошный журналист донимает руководителя совхоза вопросами про дотации и стоит ли развивать такое убыточное хозяйство. «Смотря что считать убытками, - ответствует респондент. - Вы же про сиюминутную денежную выгоду говорите. А если потерять оленеводство и рыбодобычу? А если закрыть пушмастерскую? Мы работаем, чтобы не допустить такие убытки. Да к тому же на дотации не надеемся, развиваемся».


В последние годы ОАО «Совхоз «Верхне-Пуровский» можно назвать одним из наиболее динамично развивающихся предприятий АПК на Ямале. И хотя со временем пришлось отказаться от некоторых востребованных направлений, развитие идет и очень даже успешно. Постоянно открываются новые цеха, склады, модернизируется оборудование. А самое главное, сохраняются традиционные отрасли, без которых Ямал перестанет быть Ямалом. В совхозе трудятся династии оленеводов, передающие вековые навыки хозяйствования от старшего поколения к младшему. Развивается рыбодобыча -

главная кормилица большой части коренных жителей. И всё большее значение приобретает работа одной из крупнейших на ямальском Севере зверофермы и уникальной меховой мастерской, продукция которой стала визитной карточкой района и округа как на российском, так и на международном уровнях.

P.S.


Год 2019. Влажный ветер разносит по тундре запах весны. Ловко работают руки, готовят снасти к большому улову. Роятся в голове рыбака суетные мысли о делах на завтрашний день. Но спокойно на душе: еще недавно говорили, дескать, умирает оленеводство, уходит рыба. А совхоз всё живет, и не просто живет - процветает. Да и жизнь кочевая легче стала. И самое главное - вернулся сын после учебы в родное стойбище, не заманил его город. А значит, дело предков будет жить.


Автор: Руслан АБДУЛЛИН

Фото:архивы "СЛ и ПРИКМ

При использовании материалов ссылка или гиперссылка на сайт mysl.info (электронная версия газеты "Северный луч") обязательна.

 

Чтобы писать комментарии, пожалуйста авторизируйтесь
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *