16+
Спасатель носов и ушей

3 октября 2019

Несколько лет назад стала невольным свидетелем показательного случая, когда в кабинете лор-врача приходила в себя после довольно болезненной процедуры, а доктор, Павел Васильевич, уже принимал очередного пациента.

Лор-врач использует минимум медикаментов,

зато сколько у него в арсенале разных инструментов!

Молодому парню из Муравленко отоларинголог задал резонный вопрос: «Почему не обратились в больницу по месту жительства?», на что получил ответ: «Очень хотел попасть именно к Вам, Вас хвалят в нашем городе». Тогда-то я поняла, что мой драгоценный нос (а также горло и уши) в надежных руках.

Старая закалка

Павел Комиссаренко родился в 1963 году в семье учителя химии, заслуженного педагога РФ, и лор-врача. «С детства любил наблюдать за работой отца, мне очень импонировала его профессия, - вспоминает доктор. - В те годы врачи и учителя были самые уважаемые люди».

Окончив школу почти на «отлично» (подвела четверка по русскому языку), он, ни на секунду не усомнившись, поступил в Курский государственный медицинский институт на факультет «Лечебное дело».

«Мне повезло учиться у профессоров старой закалки. Раньше не было столько возможностей для обследований организма, не было томографов, разного рода рентген-аппаратов, аудиографов и многого другого, поэтому доктора работали исключительно «головой». Так, например, чтобы проверить слух, врач по 50-60 раз прикладывал один из немногочисленных приборов-помощников камертон (U-образная вилка на ножке - Авт.) к разным участкам головы пациента, потом от руки выводил на листке бумаге схемы, часами анализировал полученные результаты и делал выводы. Что самое интересное, в 99 процентах случаев полученный диагноз оказывался верным».

10 лет с сенсеем

После получения в 1986 году специальности «общий хирург» Павел Васильевич узнал, что один из сильнейших профессоров Асбеста набирает молодых специалистов в интернатуру для прохождения практики по лор-патологиям. Вспомнив, как будучи мальчишкой, завороженно наблюдал за работой отца и с придыханием слушал его истории о буднях лора, подал документы. 

 «Я благодарен судьбе, что попал именно в эту интернатуру, именно к этому профессору, - говорит отоларинголог. -
На востоке бытует мудрость, чтобы стать сенсеем, нужно 10 лет поучиться у сенсея. Вот и я, словно губка, впитывал каждое слово наставника, жадно перенимал врачебный и жизненный опыт, и так ровно 10 лет».

За это время наш доктор успел обзавестись семьей.

На Север за лучшей жизнью

В 90-х годах для семьи Комиссаренко, как и для миллиона других российских семей, наступили сложные времена. И в 1997 году в поисках лучшей жизни Павел Васильевич с женой и дочерью приехали в Тарко-Сале. «Узнал, что на Севере требуется лор, правда всего на четыре месяца - на время учебы и отпуска постоянных специалистов - терять особо было нечего, решил попробовать, - рассказывает Павел Васильевич. - Не прогадал, уже спустя месяц моей работы главврач Евгений Леонидович Бронштейн предложил перейти на постоянку».

В общей сложности более 30 лет

Павел Васильевич Комиссаренко

отдал профессии, 22 из них - проработал 

врачом-отоларингологом в Тарко-Салинской ЦРБ

Любовь со второго взгляда

С Тарко-Сале у лора любви с первого взгляда не случилось.  «Не скажу, что пришел в восторг от увиденного, - делится впечатлениями 20-летней давности наш герой. - До этого мне приходилось жить в более крупных и развитых городах. Поэтому песчаные дороги с деревянными настилами, двухэтажные дома барачного типа, перекошенные заборы и скудная растительность особого восхищения не вызвали. Со временем стал находить во всем этом свои прелести: во-первых, замечательные люди, живущие здесь; во-вторых, надо мной практически не было начальников, только главврач. А еще было то, что сначала считал недостатком, а потом понял, как мне повезло: лор-врачи на Севере всегда были в дефиците. Да и сегодня наша профессия -
«товар штучный».

«Ювелирная» работа лора

А было действительно много всего за более чем 20 лет. Свою работу он не просто любил, он жил ею, и мог говорить о ней, кажется, часами.

«Нашу работу можно назвать «ручной», - считает доктор. - Лоры используют минимум медикаментов, зато сколько в их арсенале разных инструментов! А еще здесь нужна точность ювелира. Например, чтобы посмотреть, что творится у пациента внутри уха, нужно иметь очень хорошее клиническое зрение. По статистике, только 10% людей обладают таким. Конечно, сейчас можно провести обследование с помощью эндоскопа, но я больше доверяю человеческому глазу, потому что в таких делах не достаточно цифрового изображения, нужно учитывать и угол обзора, и возможность различных манипуляций».

Место молодым

Сегодня Павел Комиссаренко уже год как пенсионер и уехал из Тарко-Сале. На прощание он пообещал не бросать любимое дело.

«Каждое лето я уезжаю в Старый Оскол, где жили и трудились мои родители, - словно оправдываясь объясняет доктор. - Меня там все знают, ведь продолжительное время отец был единственным лором во всей округе. Сейчас местные жители едут в Белгород, за 80 километров. Поэтому каждый мой приезд земляки с укором спрашивают: «Ты же наш! Когда переедешь нас, земляков, лечить?». Думаю, время пришло. Пора уступить место молодым амбициозным специалистам. Но я не бросаю город, где прошла большая часть моей жизни, на произвол судьбы, потому что верю, что всё будет хорошо, как у докторов, так и у тех, ради здоровья которых мы живем и трудимся - пациентов».

ДОКТОР КОМИССАРЕНКО рекомендует

Воспользовавшись случаем, мы попросили лора с 33-летним стажем, дать нашим читателям полезные советы.

Всегда важно помнить, что нос - это центральный орган в отоларингологии. Из различных «носовых» патологий вытекают 90% всех остальных лор-заболеваний. А у нас 70% населения страны ходит с кривыми носами (искривленной носовой перегородкой, - Авт.), а это может дать серьезные осложнения и на уши и на голову.

Мы живем в неблагоприятных климатических условиях и организм северянина терпит колоссальные нагрузки. Поэтому, чтобы оставаться здоровым, необходимо соблюдать правильный режим дня, а также стараться избегать стрессов и частой смены климата.

Следующая рекомендация может показаться спорной, но будет не лишним ограничить потребление яблок, апельсинов, мандаринов, лимонов, шоколада, различных соков. Совсем исключать их не стоит, но и «налегать» особо не следует. Все эти продукты раздражают поджелудочную железу, которая «контролирует» выделение гистамина. Чем больше гистамина накапливается в организме, тем больше вероятности развития вегетативных нарушений и различных аллергических реакций.

Нам нужно брать пример с коренных жителей, основу рациона которых составляют рыба, мясо, грибы.

Взять, например, меня, в свои 56 у меня 100% зрение и 32 здоровых зуба. А все потому, что стараюсь есть только здоровую пищу, соблюдать режим дня и поменьше нервничать. А вообще, универсального рецепта здоровья и долголетия не существует. У всех разные особенности организма, главное - всегда быть внимательным и вдумчиво относиться к своему здоровью.

Желаю всем побольше оптимизма, тогда всё обязательно будет хорошо!

Автор: Светлана ПАЙМЕНОВА

Фото: личный архив Павла КОМИССАРЕНКО, архив «СЛ»

При использовании материалов ссылка или гиперссылка на сайт mysl.info (электронная версия газеты "Северный луч") обязательна.


Чтобы писать комментарии, пожалуйста авторизируйтесь
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *