16+
Сквозь тернии - к Розе

10 января 2020

Эта история произошла в одном сибирском городе с девушкой, что когда-то училась вместе со мной в одном университете. Мы встретились с ней случайно, в вагоне метро: она ехала на работу, я - в аэропорт, покидая после отпуска зимний неприветливый миллионник, по чистой случайности, ставший моей пересадочной станцией между двух портов…

Встреча поистине неожиданная, ведь вуз оканчивали мы в городе по соседству. Поначалу она меня не видела, и я долго вглядывалась в знакомое, но уже подзабытое лицо. Яркие синие глаза, высокие скулы, всё ещё по-детски пухлые губы, очерченное худощавое лицо, брови цвета спелого колоса и такие же пшеничные длинные волосы. Желание подойти сменялось некоторым стеснением, и когда я уже готова была окончательно спрятаться за спинами прибывающих пассажиров, она вдруг повернула голову и поймала мой взгляд. Узнала - выдали удивлённые глаза. Что ж, значит, встреча…

Новый город

«Переехала окончательно года два назад», - торопливо рассказывает Аниска. Всегда, когда кто-то из одногруппников называл её сокращенным именем, в голову лезли мысли о сиропе от кашля. Сама же обладательница старого русского имени только фыркала: чтоб вы понимали в колбасных обрезках! «Вышла замуж, а там уже никто и не спрашивал. Так вышло, что сестра мужа заболела, вот и перебрались. А потом закрутилось такое…»

Жили в частном доме у сестры: пара комнат и гостиная с кухней. Новым городом девушка не впечатлилась - слишком широкие, но вместе с тем весьма неопрятные улицы, серые тени домов. С работой тоже не ладилось: специалисты её профиля ценились высоко, однако найти никем не занятое место было невозможно.

В первый же месяц Аниса, поскользнувшись на обледеневших ступенях перехода, сломала руку, а после, ещё не сняв первый гипс, попала под колёса и получила перелом ноги.

«Какое-то время я не то что не могла ходить, встать не могла. Тогда я возненавидела новый дом, - вздохнула Анисья. - Всё складывалось так, будто сам город, все его жители знали, что я чувствую, и гнали меня прочь. Я ненавидела свою комнату и кровать, окно и старый гнилой тополь за этим окном - всё, что окружало. Кость на ноге срасталась неправильно: что-то напутали, и мысль о том, что мне предстоит ещё раз испытать адскую боль, не добавляла оптимизма. А в голове словно пульсировало: бежать. Собрать вещи и бежать отсюда».

Ходить девушка не могла и значит, стала для супруга ещё одной обузой, наравне с его больной сестрой. Эти дни явились главным испытанием, после которого жизнь круто поменяла уже, казалось бы, вырисовывавшийся сюжет. Раздражающийся супруг, упреки, ссоры. Её любящего, заботливого мужа словно подменили. А потом случилось это.

Приобретённая вина

В одну из осенних ночей муж не появился. Телефон был отключён, рабочий номер не отвечал. Сестра, такая же лежачая, беспомощная, тщательно опекаемая любимым братом, впала в отчаяние, переросшее в настоящую истерику. Некоторое время Аниса слышала её крики, доходившие до хрипов, кашля, надеясь, что сейчас всё успокоится, ведь все необходимые женщине лекарства и вода обычно были рядом с ней на прикроватной тумбе. Но стоило только всхлипам утихнуть, как вой начинался снова. Аниска разговаривала с больной, пыталась её успокоить, но ничего членораздельного в ответ так и не услышала. Ближе к утру всё затихло.

«Тогда, около четырёх часов утра, я подумала, что её, наконец, сморил сон, она успокоилась, и всё хорошо, - рассказывала девушка. - Лишь когда услышала поворот ключей в замке, а после дикий, будто звериный крик, поняла: случилось страшное. Потом -
как в тумане: беготня, яркий свет, телефонные звонки, сирены «скорой», врачи, топот и голоса. Выяснилось, что женщина каким-то образом потянувшись за таблетками, пробила висок об угол тумбы. Не насмерть, но потеряла много крови и была без сознания. Фельдшеры, прибывшие на вызов первыми, до приезда реанимобиля, давали самые неутешительные прогнозы: несколько суток, в лучшем случае - месяцев.

«Муж обвинил всех, - сжала губы Анисья. - Сестру, такую неуклюжую, специально готовящую ему проблемы и испытания. Врачей, ехавших так долго, соседей, ничего не слышавших и не взявших ночью трубку, меня, не сообразившую позвонить в «скорую» сразу. А я ведь не задумалась даже - у неё и до этого случались такие срывы… И она так же неожиданно успокаивалась. В общем, обвинял всех, но только не себя. Оказывается, в тот вечер он ездил в соседний район, продавал машину - не хватало на лекарства и еду. Исчез, никого не оставив за себя, не предупредив… Но теперь глупо искать виноватых, что случилось, то случилось. Хоть с этой виной и я живу.

Дальше последовал развод. Вдруг оказалось, что я не просто источник бед, но и никудышная жена, плохая хозяйка и отвратительная мать. С чего он это взял, было непонятно -
детей у нас не было, а за домом я всегда следила исправно: готовила, убирала, стирала. Думаю, просто решил от меня избавиться, да признаться в этом кишка оказалась тонка. Зато не оказалась тонка, когда переломанную он буквально «вывалил» меня в поезд со словами «кто-нибудь да встретит, вон, матери или отцу позвони».

Ключ к любви

Там, в поезде, с ней произошёл случай, который, по словам девушки, и стал отправной точкой к счастью. Только тогда она этого не знала.

В купе к Анисье забежала заполошенная напуганная женщина и, что-то пряча под полами пальто, прошептала: «Пожалуйста, скажи, что я еду с тобой».

Наспех сняв верхнюю одежду и закутав в неё какую-то бижутерию, «попутчица» закинула всё на верхнюю полку и, смахнув капли дождя с волос, лихо скинула сапоги. Она ухватилась за стакан девушки, заботливо принесённый проводницей, сразу же взявшей беднягу под свою опеку, и начала наливать в него воду. Несколькими секундами позже дверь купе распахнулась и вошёл полицейский. Оглядев пассажирок, спросил, куда едут, кто кому приходится.

«Ответы, судя по всему, его устроили, - вспоминает Аниса. - Я сказала, что это моя тётка, ухаживает за мной в пути. Он что-то хмыкнул и, даже не проверив билеты, что нас и спасло, вышел. Сердце колотилось, как бешеное. Оказалось, это была торговка. Поймай её полиция, и реального наказания не избежать. Но повезло -
женщину не разглядели, слишком быстро смылась. Перед отправкой нежданная знакомая вручила мне кулон. Розочку из какого-то простого сплава. Она сказала, что с этой розой дарит мне счастье и удачу. Добро за добро. И заверила: цветок укажет на мою настоящую любовь».

Подножка

«Прошло несколько лет. Тело перестало болеть, всё зажило, - вспоминает Аниса. - Но новая боль появилась на сердце - врачи сказали, что из-за перелома в той аварии что-то сместилось в области таза, я не смогу иметь детей. Понемногу смирилась, ударилась в работу. Записалась на различные дополнительные курсы, повысила и расширила квалификацию. И ты не поверишь, позвали работать в тот самый город, откуда поезд увёз переломанную во всех смыслах жизнью девчонку. Согласилась. Подумала, если откажусь, значит струшу, сдамся. Не бывать больше такому! И поехала. Всё устроилось, жизнь пошла своим чередом: новые знакомые, друзья. Приблизительно через неделю после переезда ко мне на приём привели одну девочку из детдома. Она молчала и ни с кем не разговаривала, воспитатели не могли добиться никаких улучшений и хотели перевести ребёнка в специнтернат. Но там, в моём кабинете, в тот день произошло нечто. Глаза девочки вдруг широко распахнулись, и она потянулась к кулону, висевшему на моей шее - тому самому, который достался мне в поезде. Второй маленькой ручкой она достала из своего кармана такой же - с оборванной цепочкой, полуоблезлый. Лицо ребёнка просияло: «И у тебя… А я в снегу нашла. На Рождество. Сашка рыжий мне поставил подножку, я упала и блестяшку увидела». «А зовут-то тебя как, блестяшка?» - оторопев, спросила я. «Роза!» - улыбнулись мне в ответ».

Седьмая станция

«Жалко девочку, - вздохнула я. - Выходит, она и говорила, и понимала, что происходит вокруг».

«Да, всё так, - кивнула Аниска и вдруг расплылась в широкой улыбке. - Только жалеть её больше не нужно». Девушка прищурила глаза, взгляд стал хитрым и очень весёлым: «Я сейчас еду в детский дом, забирать документы и свою девочку. Вот так, сквозь тернии - к Розе».

От избытка чувств мы обнялись и развеселились, как дети. «Как хорошо, что мы встретились», - говорит Аниса. «Очень хорошо», - несколько раз кивнула я, обрадовавшись, что не успела повернуться к ней спиной. Нам хотелось говорить ещё и ещё, но вдруг объявили: «Седьмая станция», и я поняла, что не имею права задерживать её ни на одну секунду.

Наспех простились, и девушка вылетела из вагона. Мы улыбнулись и помахали друг другу. Ещё мгновение и Анискин силуэт уже стал неразличим в толпе. Вдруг осенило - мы даже не обменялись телефонами. Сожаление укололо и тут же уступило место надежде: может, ещё найдемся. Но это будет уже совсем другая история.

Автор: Марта ШВАРЦШТЕЙН

Фото: pxhere.com

При использовании материалов ссылка или гиперссылка на сайт mysl.info (электронная версия газеты "Северный луч") обязательна.


Чтобы писать комментарии, пожалуйста авторизируйтесь
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *