16+
Питер. Узнанный. Непознанный

15 ноября 2019

Сбылась моя мечта - я узнал Санкт-Петербург. Спросите меня, какой он? Он разный. Питер - это девушка за мольбертом и пьяный прохожий. Питер - это вода в каналах и вода луж. Питер - это памятники и мусор. Питер - это запах кофе и моря. Питер - это нарядные фасады и ветхие парадные. Питер - это сердитые бабушки и красивые девушки. Питер - это…

Метро, любовь и книги

Я всё падаю и падаю, всё вниз и вниз, как всем известная Алиса. Я уже привык к суете подземного мира метро. Уже не нервничаю, проходя через турникет, не боюсь, что прихлопнет меня стеклянными его воротами. Уже научился делать скучающее лицо, а не озираться поминутно по сторонам, заглядываясь на бесконечные барельефы и мозаики подземки. Уже почти питерец - как никак, пять дней в городе, пять дней ныряю в эту кроличью нору.

О, этот дивный мир невского метрополитена! Тёплый ветер из недр земли, нарушающий стройность прически. Рекламы опереточных премьер. Певуны, фальшиво орущие песни ДДТ под расстроенные гитары. Умиротворённые бомжики, храпящие вдоль стен. И они -
милые девушки в беретах и тонкие юноши в шарфах.

Предстают они в метро, как кажется, только в двух ипостасях. Встречаясь попарно, они источают любовь. Вот они на эскалаторе. Девушка в кремовом пальто, опустив руки, с обожанием заглядывает снизу вверх на своего избранника. Парень, властно обняв любимую, деланно-отстраненно всматривается куда-то вдаль. Вот они сидят под портретом Ушакова, едят одну мороженку на двоих и ни до Ушакова, ни до прохожих им дела нет.

А поодиночке они читают. Спускаются вниз - читают. Поднимаются наверх - читают. Ждут поезда - читают. Едут - читают.  Да не всякие там гаджеты, а настоящие бумажные книги. Да не каких-нибудь Донцовых, а всё Маркесов, Коэльо и прочих Мураками.

Такое оно - питерское метро. Метро любви и чтения.

Уличные интеллигенты

Сижу в безымянном сквере, вытянув притомившиеся после очередного музейного марш-броска ноги. Из бумажного стаканчика прихлебываю остывающий невкусный кофе. Птички поют, трамваи гремят, с Невы зазывают туристов в круиз по каналам.

«Здравствуйте, товарищ! Денежкой не богаты? Честно признаюсь, не на хлебушек прошу», - нарушает умиротворение чистый, грассирующий на французский манер голос. Владелец голоса - высокий, не старый еще мужчина, источающий вовсе не французские ароматы, с немодной разлапистой бородой, в «уставшей» такой одежде. Опешив от несоответствия слышимого и видимого, протягиваю «сотенную». Отдал, да и отвернулся. Чую, не отходит. Видимо, посчитав, что бумажка внушительная, горемыка решил ее отработать.

«Вот я смешную историю расскажу. Помню, ездил к бабушке в деревню…» -
без предисловий начинает незнакомец и долго повествует нечто маловнятное, время от времени издавая звуки, похожие на смех, как бы призывая присоединиться к его веселью. Приглашением не воспользовался. «А вот ещё случай был…» - заводит новую песню рассказчик. Так себе побасенки, скажу я вам. Мужчина как будто бы даже расстроился от моей непробиваемости, но «пробить» был полон решимости. Начал третий заход: «Анекдот…» Выслушал. Понимая, что не отцепится, выдавил улыбку. «Хорошего дня!» -
удовлетворенно откозырял к пустой голове представитель известного сословия и нетвердо поковылял вдоль сквера в поисках новых «заработков» и новых «товарищей».

Как же много я их видел после. Воспитанных, образованных, потерянно глядящих на мир мутным взглядом сквозь треснувшее стекло очков в роговой оправе. Без сомнения, эти уличные интеллигенты - такая же неотъемлемая часть Питера, как соборы, дворцы и памятники.

Такой себе шопинг

«Молодой человек! Вам что-нибудь подсказать?» - вопрошает стильная леди лет на двадцать младше меня. «Спасибо, сам посмотрю». Битый час брожу по торговому центру в поисках заказа супруги - сумочку ей видите ли захотелось. В одном магазине сам вижу -
не алё. Из второго фото скидываю - опять «не то пальто». А здесь даже я понимаю - то, что нужно.

Выбрав несколько приемлемых вариантов, подзываю девушку, вопрошаю о цене. Увидев мою реакцию на ответ, барышня эдак ядовито-вежливо сообщает: «У нас средняя стоимость от 150 тысяч». Краснею. Стараясь соблюсти лицо, хмурю брови, как царь Иван Васильевич, для приличия прохожусь ещё раз вдоль витрин и с прямой спиной выхожу вон.

Такой представилась мне эта сторона града на Неве. Море бутиков и салонов с огромным выбором приличных товаров с неприличными ценниками. И океан магазинов попроще с фарфоровыми балалайками, облезлыми матрёшками и всяческим другим ширпотребом на магнитах. Отлично понимаю, что аборигенное население знает, где и что покупать. Но для таких пилигримов, как я, в Питере либо дорого-богато, либо дёшево-бедно. Среднего не дано.

Найти что-либо для супруги отчаялся. Чтобы купировать все будущие претензии, фотографирую на Невском скромную вывеску с надписью Louis Vuitton. Высылаю ненаглядной с вопросом «Может, сюда зайти?» Ответ не заставил себя долго ждать: «Не-е-ет! Лучше деньги обратно вези, я сама себе куплю».

Мышечная память

В который уж раз боль пронзает щиколотку. Отвлекает от созерцания красот величественной Петропавловской крепости. «Да как же здесь люди раньше ходили?» - думаю я. Чертыхаясь, поминутно подворачивая ноги, перебираюсь с камней древней булыжной мостовой на единственную ровную поверхность - решётку ливневой канализации. Рядом мадам на каблуках занимается тем же увлекательным делом - ковыляет к спасительной тропке, посекундно одними губами матерясь. Понимаю, что мне ещё повезло: куда ж ты, милая, на таких шпильках!

И лишь неугомонные гости из Поднебесной бегают по этим каменюкам, ничего не боятся, селфятся, забираются куда не следует. Как у них так получается? Наверное, кунг-фу у китайцев в крови. Гляжу на них с завистью и некоторым раздражением и размышляю: «Не зря, видно, это место назвали Заячьим островом. Тут не бегать, скакать надобно».

Питер мало увидеть глазами. Его надо запомнить подошвами. Пройтись по кирпичному крошеву тропинок Александровского сада. Попинать россыпь желудей возле домика Петра. Попрыгать по прибрежным камням Петергофа. До ломоты в ступнях нагуляться по тесным и шумным залам Эрмитажа или пустым и гулким комнатам Музея политической истории. Промочить ноги в лужах Невского проспекта…

Несбыточное

Сижу на Московском вокзале. Жду своего «Сапсана». Я устал. Устал так, как никогда в жизни. Эмоционально выгорел, вымотался физически. Много я успел за семь дней в Питере. Пробежался почти по всем главным музеям. Выполнил пионерский план-минимум, побывав на «Авроре». Поплавал по Финскому заливу. Обошёл весь центр города. Ужинал во множестве кафешек, отведал несметное количество новых блюд. Сделал тысячу фотографий, заспамил ими всю семейную группу в вайбере. И теперь уже ничего не хочу, кроме одного - домой.

Но пройдёт всего неделя и пойму, как же мало я успел. Не изучил экспозиции Кунсткамеры. Не побывал ни в одном из знаменитых питерских театров. Не сходил ни на один рок-концерт. Не отдал дань памяти Цою и Курёхину в котельной «Камчатка». Не съездил ни в Царское Село, ни в Гатчину. Пойму всё это, и как же мне захочется обратно, в город моей детской мечты, в мой Ленинград, в мой Петербург.

P.S.

Тарко-Сале, 7 утра. Привычной дорогой спешу на работу. Тишина. Лишь скрип снега под ногами нарушает безмолвие. И слышится мне в этом скрипе отзвук шагов, отражаемых от стен дворов питерских колодцев. Поднимаю глаза и кажется мне, что укрывает мой город такое же свинцово-синее одеяло. А в голове, как на поцарапанной пластинке, снова и снова прокручивается строчка давно услышанной песни «Моё санкт-петербуржское небо…»

Автор: Руслан Абдуллин

Фото: Александр Громов, Павел Редикульцев, с сайтов gursesintour.com, st-roll.ru

Чтобы писать комментарии, пожалуйста авторизируйтесь
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *