16+
Не отводить взгляд

3 февраля 2020

«Они нужны как рабы для нашей культуры. Погибнут или нет от изнурения при создании противотанкового рва 10000 русских баб, интересует меня лишь в том отношении, готов ли для Германии противотанковый ров… Но мы, немцы, единственные в мире, кто хорошо относится к животным. Мы будем прилично относиться и к этим человеческим животным».

(Из речи Гиммлера в г.Познани, 4 октября 1943 года)

Забытое убийство

27 января мы в очередной раз вспоминали о жертвах холокоста. Это, бесспорно, величайшая трагедия. Пять миллионов евреев, треть целого народа, не пережили шесть лет Второй мировой. И, конечно, о них надо помнить. Но почему мы не вспоминаем об уничтожении ещё одной трети целого народа - цыган. Не вспоминаем о 10 миллионах китайцев, истреблённых японцами. И наконец, почему мы, если не совсем забыли, то помним очень смутно об убийстве почти 14 миллионов советских мирных граждан: детей, женщин, стариков?

Обычно рубрика называется «История: свой взгляд». Но сегодня я хочу поделиться не только, и даже не столько своим взглядом на забытый геноцид, а высказать собственное мнение. Также хочу поделиться мыслями тех, кто 79 лет назад пересёк границу Советского Союза. Тех, кто в своих головах пересёк любые мыслимые и немыслимые границы.

«Хорошее» отношение

В последнее время часто натыкаюсь в сети на посты типа «…мифы о Гитлере». В них интернетовские «учёные» незнамо зачем пытаются доказать, дескать, фюрер совсем неплохо относился к славянам, о чём даже поведал в своём главном опусе. Чего-то я, извините, не вижу и намёка на какое-либо человеческое отношение к славянским, советским народам в словах из той же книги о громадной государственной роли для России германских элементов, действующих внутри более низкой расы. И за 16 лет его отношение отнюдь не поменялось. Вот с какими словами он радовался успехам на Восточном фронте в начале Великой Отечественной войны:

«Славяне - это семейство кроликов. Если класс хозяев их не будет подталкивать, они никогда не смогут подняться выше уровня кроличьего семейства». (Из речи Адольфа Гитлера, начало сентября 1941 года.)

А буквально через две недели тон его высказываний стал и вовсе категоричным:

«…стереть город Ленинград с лица земли. После поражения Советской России дальнейшее существование этого крупнейшего населённого пункта не представляет никакого интереса… Предполагается окружить город тесным кольцом и путём обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбёжки с воздуха сравнять его с землёй. В этой войне, ведущейся за право на существование, мы не заинтересованы в сохранении хотя бы части населения». (Из директивы Гитлера №1601 «Будущее города Петербурга»,
22 сентября 1941 года.)

Хорошее отношение, ничего не скажешь.

Хорошо бы жили

«Что до этих смехотворных ста миллионов славян, лучших из них мы вылепим в такой форме, какая нам подходит, а остальных изолируем в их свинарниках; а всякий, кто заговорит о том, что надо беречь местных жителей, прямым ходом отправится в концлагерь».

        (Из речи Адольфа Гитлера, 6 августа 1942 г.)

Ох, как же часто я слышал про баварское пиво. Как же много молодых дураков и дураков постарше, которым почему-то кажется, что, проиграй мы в той войне, жили бы сейчас, как в Германии. Слушаю их и думаю: а может, глядя на таких, фашистские идеологи и сделали вывод, что русский народ - неполноценные люди, недочеловеки, животные, всеми помыслами которых правят первобытные инстинкты: пожрать, попить, совокупиться?..

Да не жили бы мы хорошо! Многие бы просто не жили. Судя по многим высказываниям германских теоретиков расовой сегрегации, на территории захваченной России достаточно было бы оставить 10-20 миллионов человек. Для чего? Слово фюреру: «Нашим руководящим принципом должно быть следующее: эти народы имеют лишь одно оправдание своего существования - экономическая полезность для нас». (Из речи Адольфа Гитлера, 11 апреля 1942 года.)

Плюс-минус миллион

«Здесь все наши враги, каждый русский, независимо от возраста и пола, будь ему 10, 20 или 80 лет. Когда их всех уничтожат, будет лучше и спокойнее. Русское население заслуживает только уничтожения. Их всех надо истребить, всех до единого».

(Из письма ефрейтора Менга к жене, 9 апреля 1942 г.)

А теперь о геноциде. Я не знаю, почему, но к политике фашистской Германии на оккупированных территориях Советского Союза термин «геноцид» не применяют. Не знаю и не понимаю, какое ещё слово можно придумать, описывая смерть 13 684 692 советских людей - детей, женщин, стариков. И это только те, кого сумели посчитать по имеющимся источникам. Из них:

• преднамеренно истреблены на оккупированной территории - 7 420 379 человек;

• погибли вследствие гуманитарной катастрофы (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т. п.) - 4 100 000 человек;

• погибли угнанные на принудительные работы в Германию - 2 164 313 человек.

При этом в список не включены трудно поддающиеся подсчёту потери гражданского населения от боевого воздействия в прифронтовых районах, блокадных и осаждённых городах. Так, во время блокады Ленинграда погибли 658 000 человек. При бомбардировках Сталинграда - более 40 000 человек. Десятки тысяч человек погибли от бомбардировок других городов.

Давно подмечено, что как трагедию мы воспринимаем лишь смерть одного человека. Смерть, помноженная на десятки, сотни, тысячи, миллионы, уже не столь волнует нас, превращаясь в статистику. Интересно человеческое сознание. Ставит какие-то блоки, старается себя уберечь. Но вы всё же постарайтесь представить улыбку девочки, умершей от сыпного тифа в лагере. Навсегда застывшую маску ужаса на лице женщины, лежащей в яме на груде тел. Представьте, и миллионы перестанут быть просто статистикой. Это будут люди. Вполне возможно, люди, кровь которых - это ваша родная кровь.

И кстати, случись такое, что не отстояли бы нашу страну, уверен, останавливаться «на достигнутых показателях» фашисты не стали бы.

«Казалось бы, змею давно следовало быть мёртвым. Но русские, эти примитивные и хладнокровные твари, продолжают бодро жить. Поэтому мало нанести Советскому Союзу удар в голову. Русского надо рассечь мечом до середины тела, до таза».

(Немецкий журнал «Геополитик», октябрь, 1942 г.)

Мне кажется, я понимаю, почему о холокосте помнят все, а о геноциде советских граждан очень приблизительно, и то - только у нас, в Украине, да в Белоруси. Потому что израильтяне не стесняются напоминать всем о трагедии их народа. А мы, наоборот, стараемся не вспоминать.

Вас никогда не удивляло, сколь много российских фильмов в последнее время рассказывают о Второй мировой в батальном разрезе, то есть изобилуют танками, самолётами, стрельбой и взрывами. Оно и понятно. Куда как проще изобразить подвиг советского народа через образ солдата на поле боя. Смотришь на пехоту, идущую в атаку, и гордость берет за дедов и отцов. А вот показать торжество духа людей, прошедших через животный страх, через унижение, через страдание… Тяжело такое показывать. Ещё тяжелее смотреть. Но, может, стоит себя заставить?

P.S.

 «Иди и смотри». Я не могу пересматривать этот фильм. Но хорошо помню взгляд седого мальчишки-старика. Ему держат голову, приставив к виску пистолет. Его заставляют смотреть. И он смотрит. В дуло объектива и туда, дальше, за спину фотографа. Туда, где догорают люди. А нас некому держать. И мы отводим взгляд. И мы забываем…

Автор: Руслан АБДУЛЛИН, фото: архив «СЛ»,regnun.ru 

При использовании материалов ссылка или гиперссылка на сайт mysl.info (электронная версия газеты "Северный луч") обязательна.


Чтобы писать комментарии, пожалуйста авторизируйтесь
Закрыть
Сообщение об ошибке
Отправьте нам сообщение. Мы исправим ошибку в кратчайшие сроки.
Расположение ошибки: .

Текст ошибки:
Комментарий или отзыв о сайте:
Отправить captcha
Введите код: *